Провинциальная поэзия

    Юрий Пыркин
    ВЫПУСК 2

        * * *

        Я хотел бы объять этот мир необъятный,
        Я хотел бы собрать всех друзей и подруг,
        Я хотел бы понять все, что мне непонятно,
        И вдобавок, чтоб все это было не вдруг.

        Только время идет, и года пролетают.
        И уходят друзья, нипочем не вернешь.
        Как цветы, что порадовав нас, опадают,
        И смывает следы надоевший всем дождь.

        И на новый вопрос я ответа не знаю,
        А на старый пожалуй уже не найду.
        Я пытаюсь объять этот мир - обнимаю,
        Но сжимаю до боли в руках пустоту.

        август 1989 г.

        * * *

        Благоуханье этих роз,
        Что так пьянят, увы, напрасно.
        И, как бы не были прекрасны,
        Они лишь пепел прежних грез.

        Они увянут без тебя,
        И, лепестки на стол роняя,
        Умрут и в вечности растают,
        Любовь собою погребя.

        октябрь 1992 г.

        * * *

        Это не капли дождя, это слезы.
        Осени плакать всегда суждено.
        Тают мечты, растворяются грезы,
        Слезы-дождинки стучатся в окно.

        Кончилось лето - пора золотая,
        И прозвенел уже третий звонок.
        Вот и любовь, полыхнув, умирает,
        Как умирает увядший цветок.

        октябрь 1992 г.

        * * *

        Я смотрю на твою фотографию,
        Что размером четыре на шесть.
        Этот снимок уже эпитафия На все то, что было и есть.

        Я в глазах твоих прошлого отсветы, Словно кадры немого кино, Вижу снова и снова, как сослепу, Погружаясь в хмельное вино.

        И пьянею, пьянею неистово На волне одурманивших грез, Будто с силой связавшись нечистою, Пью поэзию смеха и слез.

        Только радости нет в упоении, И хмельная душа не поет. Горечь сделает при пробуждении Снова черное дело свое.

        декабрь 1990 г.

        * * *

        Богом данное не отнимешь.
        Предначертанное Судьбой
        Не изменишь, и не сфальшивишь,
        Оставаясь ее рабой.

        Кто-то ранит, а кто-то лечит.
        Словом, делом ли, все равно.
        Нет безгрешных, как нет и вечных.
        Все подвластно и решено.

        Вздох тяжелый и взгляд потухший
        Трудно скальпелем излечить.
        Только души врачуют души,
        Животворную правя нить.

        Здесь совсем ни к чему лекарства,
        Даже слово порой лишь звук.
        Доброта - антипод коварства
        Лечит язвы душевных мук.

        Прикоснись, посмотри, послушай,
        Просто чуточку ближе стань.
        Слов не надо, ведь есть же души,
        Им не нужен словесный хлам.

        август 1990 г.

        Женский "батальон смерти"

        Стоят по стойке "смирно",
        Чуть головы склонив,
        Девчонки молодые
        В шинелях боевых.

        Сжимают крепко руки
        Тяжелый карабин.
        Опасные игрушки
        Доверила им жизнь.

        Обритые затылки
        Приковывают взгляд.
        Им не носить косынки
        И роскошь пышных шляп.

        Забыты развлеченья,
        Друзья и высший свет.
        Иное назначенье
        Их жаждет tet-a-tet.

        Пятнадцатый - военный
        Под знаменем собрал.
        Марины, Кати, Лены
        На фронт сменили бал.

        Дворцов сменили роскошь
        На грязь окопных дыр,
        И не украсят броши
        Засаленный мундир.

        В глазах неустрашимость
        И жажда новизны,
        Но неисповедимы
        Пути и дни войны.

        И пушечное мясо
        Не делится на пол.
        В кровавой свистопляске
        Снаряды знают толк.

        Ах, девочки, поверьте.
        В последний может раз,
        Что "батальоны смерти"
        Ничуть не стоят вас.

        декабрь 1989 г.

        * * *

        Пусть строки неброские эти
        Не канут бесследно и вдруг.
        Ответь же, о Время, ответь мне.
        Ты враг, мне ответь, или друг?

        Скажи, о Властитель мгновений,
        Не скрой от меня, почему
        Минуты разлуки в столетья,
        Подчас обращаешь ты вдруг?

        За что ты безвременье встречи
        Струишь, как сквозь пальцы песок?
        То ранишь порою, то лечишь
        Скажи мне, за что же, за что?

        Взываю к тебе, о Владыка,
        Разлуку мгновеньями мерь.
        Сожми расставанье до мига,
        Закрой за прощанием дверь.

        Пусть вечностью станут минуты
        Желанных и радостных встреч.
        И станет теплее кому-то,
        И тяжесть опустится с плеч.

        январь 1992 г.

         

     

Идея © 1997-2000 Сергей Кулага
Дизайн © 1997-2000 Mr.Lion